Мир моих книг Среда
14-Ноября-2018
14:59
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Интересности и полезности | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
О структуре произведения [7]
Классики советуют [5]
Учебники [5]
Стилистика [0]
Полезные советы [18]
Критика [12]
Об издании [6]
Юмор [8]
Генератор идей [6]
Интервью [9]

Наш опрос
Какой раздел сайта вы считате наиболее полезным для себя?
Всего ответов: 117

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Помощь начинающим писателям » Полезные советы

НЕ БОГИ ГОРШКИ ОБЖИГАЮТ, или....(часть 2-я)
Михаил Ахманов

4. Идея
5. Конструкция и некоторые другие понятия
6. Конфликт

4. Идея

С чего начинается произведение? Разумеется, с идеи,
мелькнувшей у вас голове, затем обозначенной парой-тройкой фраз
и превратившейся в результате в замысел.
Интригующее это слово - замысел... лежит рядом с умыслом,
и веет от него чем-то секретным, загадочным... Правильно веет - ведь
никому не известно, откуда и как приходят к нам идеи, замыслы и умыслы.
Тайна за семью печатями!
Теолог скажет, что все идеи - от Бога, но с этим трудно
согласиться, поскольку есть идеи жуткие - каннибализм, концлагеря,
геноцид, насилие; получается, что дьявол - равноправный партнер в
процессе потусторонней генерации идей. Марксизм-ленинизм настаивает,
что идея, как и прочие наши мысли - суть отражение объективной
действительности, данной нам в ощущениях, и может быть, в этом
истина: много лет мы отражали советскую действительность и мыслили
на ее счет такое, что она не выдержала и спеклась. А вот британский
физик Роджер Пенроуз считает, что есть вселенский Банк Идей, откуда
они летят как кванты света и проникают в наши мозги. Конечно, не во
все, а исключительно в головы интеллектуалов, к которым - по чистому
недоразумению - принадлежат и писатели.
Тайна, глубокая тайна!
Но если не касаться ее загадочных корней, а пощипать по
вершкам, то мы увидим следующее:
есть внешний импульс, толчок к идее - прочитанное в книге,
увиденное по телевизору или в реальной жизни, подслушанное слово,
всплывшее воспоминание, рассказанная кем-то история;
иногда идея вызревает сразу за полученным импульсом, а
иногда импульс ведет к долгим и временами мучительным раздумьям;
случается, что результат этих раздумий равен нулю, но бывает
и обратное - они порождают идею;
идеи приходят внезапно и являются, повидимому, не плавным
завершением логического процесса мышления, а неким стремительным
скачком интуиции;
идеи приходят когда угодно и где угодно - временами во сне
или в состоянии полусонного транса.
Замысел - идея, оформленная словами, и примеры замыслов
могут быть такими:

Напишу-ка я историю о любви парня и девушки из двух семейств,
разъединенных кровной враждой...

Отчего бы не вообразить искусственный мир в виде гигантского
кольца вокруг светила?

Предположим, есть у нас крутой боец-полковник лет сорока;
предположим, есть мерзавец-бизнесмен - организует в сибирской тайге
охоту на людей для западных миллионеров; а теперь представим, что
полковник отдыхал в лесах с молодой женой и попался бизнесмену в лапы...

Как в тайне - но положительно - повлиять на чужую цивилизацию?
Лучше всего явиться в античные времена, представиться богом и основать
гуманную религию - например, с запретом убийств.

Существует закон природы, ограничивающий человеческое познание,
и когда тот или иной ученый подбирается к запретным пределам, происходит
такое, что хоть покойников выноси!

Не сочинить ли роман о старом ученом, который продал душу
дьяволу за возвращение молодости?

Один мой приятель толст, малоподвижен и любит поесть,
другой помешан на разведении орхидей, а третий - умен и проницателен.
Слеплю-ка я их вместе и сделаю этого типа детективом!

Вот бедные молодые супруги накануне Нового года. У жены -
роскошные волосы, а все богатство мужа - золотые часы. Он продает их,
чтобы сделать жене подарок - дорогой черепаховый гребень; является
домой и узнает, что жена срезала волосы и продала их, чтобы купить
ему цепочку к часам.

Оконтурив идею дюжиной-другой слов и превратив ее в замысел,
мы приступаем к двум следующим этапам: развитию замысла в сюжет с
помощью воображения и логики, а затем - к претворению сюжета в текст.
Это очень ответственные процедуры, и мы их рассмотрим в последующих
главах, а сейчас я хочу коснуться такого вопроса: что делать, если
нет идей - и, соответственно, замыслов?
Напомню вам анекдот об иностранце, который восхищается
прекрасным ухоженным английским газоном и хочет узнать секрет этого
чуда. А хозяин-британец ему говорит: все, мол, просто - стригите и
сейте, сейте и стригите. И так - лет двести. Вы тоже сейте и стригите:
работайте, путешествуйте, слушайте, смотрите, читайте книги - и думайте.
И так - лет двадцать. Глядишь, и взойдет на вашем газоне прекрасная
зеленая трава.

5. Конструкция и некоторые другие понятия

Собственно, речь у нас пойдет о композиции, но я, как
представитель точных наук, предпочитаю термин "конструирование".
Тем более, что композиционный принцип (от латинского compositio -
составление) еще называют архитектоникой, что по-гречески означает
"строительное искусство". Ну, а там, где стройка - там и конструкция!
Начнем с уточнения некоторых терминов, которые понадобятся
нам в дальнейшем.
Подумайте, что станет предметом ваших забот после того, как
вы, в соответствии с предыдущим разделом, обозначите замысел книги
парой-тройкой фраз? Разумеется, теперь вам нужно развить свою идею в
общих чертах, представить главного героя или героев (пока безымянных),
место и время действия, конфликт, основные события и завершение вашей
истории. Лучше всего это сделать, рассказывая историю самому себе,
и через пару дней - или пару лет - вы увидите, что у вас получился
краткий, но связный текст, который следует записать. Это - фабула,
сжатое изложение действий и событий вашего будущего повествования в
их последовательной связи. Иногда положенную на лист бумаги фабулу
называют аннотацией, расширенной аннотацией или заявкой; ее размер
- одна-две страницы, и вы можете представить эти страницы издателю.
Если ваши идеи ему понравятся, и если он уверен, что вы их качественно
реализуете в тексте, то с вами заключат договор и даже (может быть)
выплатят аванс.
Далее вы начинаете детализировать и развивать фабулу,
превращая ее в сюжет, который является совокупностью событий
(эпизодов или сцен), связанных с основным конфликтом произведения
и раскрывающих характеры ваших героев. Это очень важный момент! Вы,
собственно, занялись конструированием скелета своего произведения,
решая попутно ряд задач: какую внешность и нрав будут иметь ваши
главные герои, какие еще понадобятся персонажи, как вся эта публика
будет говорить, где жить и чем заниматься; наконец, кто погибнет, кто
присядет на нары, кто совершит открытие, кто получит наследство и юную
деву впридачу.
О, сладкий миг творения и власти! Кончается он подробным
планом - то есть привязкой к каждой из глав придуманных вами сцен,
биографиями героев и расстановкой персонажей вокруг основного
конфликта: где у нас сыщик, где злодей, или хапуга-олигарх, или
развратная красавица-певица.
Теперь я хочу поведать вам об одном случае, который покажет,
что литературные нивы можно возделывать по-разному, с планом и без
плана, с тщательно проработанным сюжетом и без такового.
Жили-были два именитых писателя-фантаста, супруги Ли Брекетт
и Эдмунд Гамильтон. Супруги, но не соавторы; они сочиняли каждый свое
и, соблюдая профессиональную этику, не лезли в творческий процесс друг
друга. Но вот однажды пришла им мысль написать повесть "Старк и звездные
короли" (Старк - это от Брекетт, а короли, как известно, от Гамильтона).
Итак, после нескольких дней независимого обдумывания сюжета, Гамильтон
интересутся у жены, где ее конспекты - то есть тот самый план со
всевозможными приложениями, о котором мы только что говорили; как вы
понимаете, Гамильтон желал прочитать его, чтобы ознакомиться с плодами
размышлений супруги. Однако Ли Брекетт отвечает ему, что никаких
конспектов у нее, мол, нет и никогда таковых не водилось. "Как же
ты пишешь?" - спрашивает Гамильтон. "Я просто начинаю с первой строки
и иду дальше", - пояснила ему жена.
Гамильтон был потрясен; я, признаться, тоже, когда прочитал
об этом эпизоде, но причины потрясений у нас были разными. Гамильтон
всегда составлял "конспект" - иными словами, разворачивал фабулу в
подробную сюжетную разработку, тогда как Ли Брекетт опиралась только
на краткую фабулу и писала, как говорится, "из головы". Гамильтон
замечает, что был крайне удивлен, так как для него такой способ крайне
труден. А я удивился потому, что пишу иногда тем, а иногда - другим
способом, но метод "начнем с первой строки и пойдем дальше" казался
мне вроде бы незаконным - и вот выясняется, что Ли Брекетт именно
так и сочиняла!
Мы еще вернемся к этой любопытной истории, а сейчас
рассмотрим еще пару-другую терминов.
Чтобы окончательно разобраться с сюжетом, замечу, что
он распадается не только на эпизоды, но также на сюжетные линии.
Сюжетная линия - это нить, связанная с персонажем или определенной
темой повествования; она появляется во всех эпизодах или лишь в
нескольких, она может поглощать эпизод целиком или упоминаться в нем
кратко, одной фразой или одним абзацем. Пусть, например, главный герой
у нас один, он - сыщик, и от его лица ведется повествование; кроме
того, имеются второстепенные персонажи (преступник, круг подозреваемых
лиц, а также возлюбленная и помощник сыщика); наконец, у нас есть
тайна (она же - движущий действие-конфликт) - кто убил? В этом случае
в каждом эпизоде будет присутствовать сюжетная линия главного героя,
а линии прочих "участников спектакля" проявятся там, где эти лица
действуют или о них говорят и вспоминают другие персонажи. Кроме того,
по многим эпизодам (может быть, по всем) потянется сюжетная линия
раскрытия тайны, тесно переплетенная с линией героя-сыщика. У проходных
персонажей - например, у красотки, с которой сыщик перемигнулся в трамвае
- линий как таковых нет; они маячат где-то на уровне фона, создают его,
появляются и исчезают. Все сюжетные линии должны быть обязательно
завершены, иначе произойдет неясный обрыв судеб персонажей - логическая
неувязка, которая недопустима в любом произведении.
Теперь остановимся на понятии стилистики и стиля. Стилистика
- теоретический раздел литературной науки, в котором рассматриваются
выразительные свойства языка в художественных произведениях. Чтобы вы
осознали предмет ее забот, я приведу примеры нескольких так называемых
стилистических фигур:
аллитерация - усиление выразительности речи путем повтора
согласных звуков (Бальмонт: Вечер. Взморье. Вздохи ветра. Величавый
возглас волн...);
антитеза - противопоставление понятий (Державин: Я - царь, я
- раб, я - червь, я - бог... );
гипербола - преувеличение чего-либо (например: В его разинутый
рот мог въехать трактор);
метафора - употребление слова не в основном, а в переносном
смысле (например: потерять голову от страха, пылающие гневом глаза
и т.д.);
олицетворение - наделение животных или неодушевленных
предметов человеческими качествами (например: солнце улыбается,
тучи плачут дождем, ветер стонет и т.д);
синекдоха - подмена большего меньшим или меньшего большим
(например: употребление слов "Кремль" или "Москва" в смысле "Россия";
повторяю тебе в с о т ы й раз; в ночном небе - м и л л и о н
ярких звезд).
Подобных стилистических приемов и фигур очень много, и мы
не задумываясь употребляем их в устной и письменной речи, дабы придать
ей выразительность. Но можно и задуматься, найти оригинальные сравнения,
преувеличения, противопоставления и так далее, можно использовать меньше
или больше слов, можно строить фразы короткие или длинные - и все это
вместе взятое (а также многое другое) определит ваш писательский стиль,
который еще называют слогом или языком писателя. Если вещь читается
легко, мы говорим: у автора легкий (воздушный) слог; если тяжело -
тяжелый (как каменный) слог; можем сказать: слог заумный, филигранный,
затейливый, бедный, богатый и так далее (обратите внимание: это все
общепринятые метафоры). Можно выразить мнение оригинальнее: его слог
- как аромат шампанского, как запах роз; или: как вонь прокисшего пива,
куда помочился верблюд.
Теперь, когда мы познакомились с нужными терминами, давайте
обратимся к архитектонике или конструированию произведения. Замысел
и фабула уже определяют время и место действия, жанр, конфликт,
взаимосвязь событий и основных героев; настала пора подумать, как
мы все это изложим, в какую конструкцию втиснем. Тут есть следующие
возможности:
1. Простой вариант с однолинейным построением сюжета,
подходящий с равным успехом для повести, небольшого или крупного
романа. Главный герой - один, повествование ведется от первого лица
("я") или от третьего ("он"), и оно линейно - то есть герой присутствует
во всех главах и эпизодах, и все события излагаются с его точки зрения
и через его восприятие. Все пейзажи, люди, обстановка - это то, что
видит наш герой; все речи, звуки и запахи - то, что он слышит и обоняет;
все переживания, раздумья и мысленные монологи принадлежат герою, а не
другим персонажам.
2. Вариант посложнее: сюжет выбирается двухлинейный, главных
героев - два, и они, чередуясь, ведут повествование от первого или от
третьего лица. В этом случае возможны подварианты: герои равновесомы,
их главы чередуются, то один, то другой выступает вперед; центр тяжести
смещен в сторону одного героя - ему принадлежат две-три главы, потом
идет глава второго героя, менее "главного". Понятно, что ваша вещь
будет богаче, если события освещаются с двух точек зрения, но вам
придется "работать" за двух героев, вживаться в их образы и следить,
чтобы они не получились одинаковыми.
3. Сложный вариант с многолинейным сюжетом, когда главных
героев три, четыре или больше, и принадлежащие им главы и эпизоды
определенным образом чередуются, а в них еще вклиниваются фрагменты,
где на первый план выступают второстепенные персонажи. Нелегкая
ситуация - измыслить, например, четыре разных характера и "вести" их
через всю книгу, освещая события с четырех существенно различных точек
зрения! Вам придется стать хамелеоном и "работать" то под юную наивную
девушку-тинейджера, то под ее хитрющую бабусю, то под ее ухажера-рокера,
то под ее папашу, преуспевающего бизнесмена лет сорока пяти. Такой
вариант подходит для большого романа на шестьсот страниц, и если вы
читали "Сагу о Форсайтах", то поймете, почему Голсуорси назвал свое
творение сагой, а никак иначе.
Лично я предпочитаю первый вариант, в крайнем случае -
второй, и это связано не с примитивностью моей натуры, а с другим
обстоятельством, с чертой, которая доминирует у авторов остросюжетных
жанров: многие из нас ориентированы на главного героя-супермена,
персонифицируют себя с ним, легко вживаются в подобный образ и не
хотят, чтоб рядом с ним появились другие герои-конкуренты. Должен
заметить, что первая схема не так уж проста и может быть (как и две
остальные) украшена различными завитушками и прибамбасами. Перечислю
их:
1. Главная сюжетная линия - одна, но повествование о герое
ведется в нескольких планах: первый план - основное течение событий;
второй план - возврат в прошлое и воспоминания героя о предшествующих
событиях, связанных или не связанных с основными; третий план - мечты
героя, его раздумья, видения и сны.
2. В нескольких эпизодах действие передается второстепенным
персонажам или идет авторское обращение к читателю.
3. Вставные новеллы: герой встречается с персонажами, которые
рассказывают ему всевозможные истории.
4. В текст включаются фрагменты, стилизованные под газетные
статьи, досье, телепередачи и так далее.
5. Действие двигается скачкообразно: вначале события даны
в хронологической последовательности, затем следует скачок вперед
- на неделю, месяц или годы - и предыдущие события излагаются как
воспоминания героя; их доводят до текущего момента и продолжают
рассматривать последовательно, пока не появится необходимость в
новом скачке.
6. Двойная реакция - прием, суть которого cостоит в том,
что на все события и обращенные к нему речи герой реагирует двояко:
а) реальным действием и словом; б) внутренним монологом. Этот монолог
и характеризует его истинное отношение к делу.
7. Реминесценции - пословицы, латинские выражения, слова
популярных песен, рекламные слоганы, сленговые выражения, цитаты из
известных книг, стихи, которые приходят на ум герою и транслируются
им в определенных обстоятельствах.
Я перечислил семь приемов, которые могут разнообразить
однолинейный сюжет, но на самом деле их гораздо больше, и я предлагаю
вам заняться таким упражнением: освежите в памяти прочитанные книги,
постарайтесь разобраться в их конструкции и добавьте новые способы к
моим советам. Уверяю вас, это очень увлекательное занятие! Отчасти мы
предадимся ему в последней главе, устроив вивисекцию детективу.

6. Конфликт

Не думайте, что мы закончили разбираться с сюжетом - мы
всего лишь коснулись терминологии и обрисовали внешнюю сторону
дела, которая выглядит так:

Появилась ИДЕЯ - преобразуем ее в ЗАМЫСЕЛ - разрабатываем ФАБУЛУ -
- преобразуем ее в СЮЖЕТ - составляем СЮЖЕТНЫЙ ПЛАН и, одновременно,
выбираем КОНСТРУКЦИЮ произведения и набор необходимых ПРИБАБАХОВ.

Теперь нам надо ознакомиться с внутренней сутью процесса:
какой мы измыслим конфликт и зачем он нужен; каких персонажей сочиним
и какими способами вдохнем в них жизнь; какие эпизоды позволят обострить
конфликт, обрисовать характеры героев и привести ситуацию к развязке;
чем мы закончим произведение и, наконец, как написать задуманное -
каким слогом, стилем, языком. В этом разделе мы займемся конфликтом, и
я сообщаю вам сразу, что конфликт - то самое зерно, из коего прозрастают
все наши сочинения. Конфликт - их движущая сила; нет конфликта - нет
романа! И когда я толковал об идее, теме, замысле, речь фактически шла
о нетривиальном повороте, оригинальном разрешении, новом взгляде на
один или несколько первичных конфликтов.
Этих конфликтов не так уж много, все они известны и могут быть
перечислены:
конфликт между Добром и Злом ("Властелин колец" Толкиена);
любовный треугольник или конфликт ревности ("Отелло");
конфликт между влюбленными с одной стороны, и их семьями и
обществом - с другой ("Ромео и Джульетта");
конфликт между поколениями ("Король Лир");
конфликт между любовью и долгом, между личными и общественными
интересами ("Тристан и Изольда");
конфликты семейные, производственные, общественные, которые
сводятся к борьбе за власть, славу, приоритет, доминирующее положение
("Илиада");
конфликты, порождаемые разницей в мировоззрении и стиле
жизни - расовые, национальные, религиозные; они служат питательной
почвой войн ("Песнь о Сиде");
конфликты зависти, порождаемые разницей в общественном
положении, богатстве, интеллектуальных способностях - например, между
дураками и умниками, бедными и богатыми;
конфликт между законом и его нарушителем;
конфликт совести, связанный с раскаянием в совершенных некогда
проступках ("Борис Годунов");
конфликт старости - между желанием жить и неизбежностью
болезней и смерти ("Гильгамеш", "Фауст");
интеллектуальный конфликт - между ограниченностью наших
познаний и стремлением раскрыть все тайны Мироздания.
Но скудость списка конфликтов не мешает писателям
творить, и чтобы убедить вас в этом, я привел ссылки на ряд великих
произведений прошлого. Конфликт между законом и нарушителем лег в
основу всего детективного жанра, и мы можем присвоить ему второе имя:
конфликт между сыщиком и преступником. На конфликте между Добром и
Злом базируются романы фэнтези; интеллектуальный конфликт - фундамент
твердой НФ; любовный треугольник и конфликт между любовью и долгом
- основа "дамских" романов, а в исторических произведениях типичные
конфликты - национальные и религиозные, плюс борьба за власть. Такие
же борения описаны во множестве социалистических производственных
романов, где прогрессивный инженер бьется с ретроградом-директором,
продвигая новый шпиндель к сверлильному станку - а на самом деле
пытается отвоевать свое место под солнцем, толику власти, почета и
уважения. Но такая интерпретация первичного конфликта кажется нам
слишком мелкой - особенно после чтения романов о великих событиях и
людях, о Юлии Цезаре, Тоетоми Хидэеси, князе Святославе или Георгии
Саакадзе.
Разумеется, если в произведении заложен только один конфликт,
оно выйдет бедноватым и скучноватым. Это отнюдь не жесткое правило
- просто нужен гений Шекспира, чтобы повесть о Ромео и Джульетте
приобрела космический размах. Но Шекспиры - явление уникальное, и
поэтому мы, их скудные умом коллеги, начиняем свои творения множеством
конфликтов. Взять хотя бы тот же производственный роман про инженера,
директора и шпиндель: битва за шпиндель была отмазкой для советского
цензора-издателя, а для читателя клепался любовный треугольник (инженер,
его супруга и соблазнительная помощница-сверлильщица); еще - конфликт
совести (шпиндель сорвался, у сверлильщицы - синяк под глазом, а инженер
переживает); еще - конфликт поколений: папа инженера, старый работяга,
не верит всяким новомодным шпинделям и вертихвосткам-сверлильщицам.
В общем, вы уже поняли, что конфликт - важная штука, и, чтобы
укрепиться в этой мысли, давайте попробуем представить бесконфликтное
произведение или такое, в котором конфликтов слишком мало. В 1990-92 гг.,
в начале эпохи свободы, довелось мне ознакомиться с парой порнографических
шедевров - так вот, конфликта в них не было никакого, а лишь один сплошной
"процесс". Занимательности - ноль, и реакция тоже нулевая; если уж
знакомиться с поточным "процессом", так не по книжкам, а с помощью
видеофильмов.
Более серьезная проблема связана с научной фантастикой. Нам
известны множество романов и эпопей, в которых описывается будущее;
на эти темы писали Азимов и Андерсон, Гаррисон и "Док" Смит, Нортон,
Блиш, Хайнлайн и многие другие. Если разобраться, темами их сочинений
являются космические войны, шпионские страсти, связанные с раскрытием
неких тайн, и, разумеется, любовь - то есть очень острые конфликты,
порождаюшие занимательные динамичные сюжеты. Но вряд ли в далеком
будущем найдется место войне и шпионажу; если земное человечество
выживет, то лишь как общество всеобщего благоденствия, контролирующее
среду обитания, научный прогресс и социальные процессы. Изображение
такого варианта развития цивилизации дается в романах-утопиях, но
их исключительно мало - гораздо меньше, чем "космических опер" или
рисующих грядущие опасности антиутопий. Почему же так?

Потому, что благоденствующее общество практически
бесконфликтно, в нем нет войн, нет жадных, завистливых, властолюбивых,
нет преступников и религиозных фанатиков, нет, в сущности, противостояния
между Добром и Злом. Остаются лишь два конфликта: интеллектуальный и
извечный любовный, а этого маловато для занимательного произведения.
Этот тезис подтверждается практикой: ефремовская антиутопия "Час Быка"
ярче и интереснее "Туманности Андромеды", и тоже самое можно сказать
о Стругацких, сравнивая "Полдень, XXII век" с "Трудно быть богом" и
"Обитаемым островом". Ну, а "Магелланово облако" - отнюдь не лучший
роман Станислава Лема.
Будем же откровенны и признаем с полной ответственностью:
для подавляющего большинства сочинений подходят лишь те конфликты,
в основе которых лежат столкновение интересов и борьба. Особенно если
борьба разворачивается при раскрытии или расследовании некой тайны и
сопряжена с преступным умыслом или рискованным путешествием - "квестом",
как говорят англосаксы. Конфликт-тайна - великий двигатель романов
и повестей, а также немалого количества рассказов. Тайны сокровищ и
кладов, тайны изобретений и преступлений, тайны КГБ и ЦРУ, семейные
тайны, тайны прошлого, тайны человеческой души... Тайны, тайны, тайны!
О притягательной силе таинственного сюжета прекрасно знали великие
и, не смущаясь, пользовались этим: "Таинственный остров" Жюля Верна,
"Остров сокровищ" Стивенсона, "Гиперболоид инженера Гарина" Алексея
Толстого, "Граф Монте-Кристо" Дюма.
Поэтому ищите тайну! Придумывайте тайну, а также способ,
как ее поинтереснее раскрыть, как заморочить читателя, дабы он не
справился с загадкой где-нибудь на пятой странице. Что вам понадобится
еще, кроме тайны и процесса ее расследования? Очень многое: внушающие
симпатию герой и героиня; прочие персонажи - не манекены, а вполне
живые; хороший стиль, реализм описаний и определенная сбалансированность
эпизодов и сцен.
Пара слов об этой самой сбалансированности - или гармоничности
произведения. Писательский труд нередко сравнивают с поварским, в
чем есть глубокий смысл. Представьте, что вы готовите борщ: вы должны
положить в кастрюлю основные продукты, мясо и различные овощи, добавить
во время соли, зелени и пряностей, перца, лаврового листа и так далее,
варить определенный срок и подать на стол, заправив сметаной. Если
вы умелый повар, то добьетесь гармонии вкуса, и ваше блюдо съедят с
удовольствием, а если нет, выбросят на помойку. При сочинении ваш
"основной продукт" - описание событий, действий, персонажей, пейзажей
и обстановки, однако еще необходимы различные приправы: жгучие -
эротические и боевые сцены, моменты обострения конфликта; острые
- юмор, искрометные диалоги, забавные словечки; мягкие - раздумья
героя, комментарии автора, придающие сочинению привкус философичности
и глубины. Все это должно быть сбалансировано; переложишь того или
этого, и получишь или сплошной стеб, или кровавую рубиловку, или
постельный трах, или что-то нудное, тоскливо-поучительное, вгоняющее
в сон. Куда понесет читатель такое блюдо? Правильно - на помойку!
Чтобы этого не случилось, помните о гармонии, достигнуть
которой нам помогают герои.

Категория: Полезные советы | Добавил: Хатабыч (28-Апреля-2009)
Просмотров: 655 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Случайная картинка

Форма входа
Логин:
Пароль:

Новое на форуме
  • Pretty Corset отзывы Черный топ с открытыми плечами (0)
  • Беспроцентный кредит (0)
  • Delivered full-grown galleries (0)
  • Александр Голосеев МОШЕННИК (0)
  • Open full-grown galleries (0)

  • Поиск

    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Теги
    Андреев роман автор история революция россия Кубок Огня Гермиона Эмма Уотсон Узник Азкабана Сириус Рон Уизли Руперт Гринт Виктор Крам Седрик Диггори Флер Делакур Дамблдор Орден Феникса Амбридж Волан-де-морт создание мира Игорь Каркаров фэнтези критика фантастика Тайная Комната Гарри Дэниел Рэдклифф Букля Драко Малфой Том Фелтон Гарри Поттер и Узник Азкабана Алан Рикман Северус Снегг Хагрид Гарри Поттер и философский камень Гарри Поттер Философский камень Гарри Олдман аватарка аватар властелин колец Арвен Лив Тайлер Имладрис эльфы Саурон Элронд Обои Галадриэль Кейт Бланшетт Боромир Шон Бин рисунок Кристофер Ли Ортханк назгулы Фродо король David Wenham карта кольцо афиша Шир туман орки Лориен Сэм Леголас Орландо Блум Гимли Гэндальф Элайджа Вуд Bree Брыль Арагорн Вигго Мортенсен пародия Мория Сильмариллион Моргот из игры Саруман Hugo Weaving черно-белое Бильбо обложка барлог Минас-Тирит Наруто Девятихвостый Кьюби лиса Хатаке Какаши Минато Намикадзе Хокаге Аниме Узумаки Наруто Гаара Учиха


    Copyright MyCorp © 2018 Сайт управляется системой uCoz